Клуб ХОУПФИШ Компасы и карты Летописи и артефакты Скрипки и свитки       
Пробирки и шестеренки Микстуры и таблетки       
Куклы и машинки Конфеты и букеты Мячи и обручи       


Конфеты и букетыО женской красоте – научно и благоговейноМного странных женских имен

О женской красоте – научно и благоговейно

Любить иных тяжелый крест,
А ты прекрасна без извилин,
И прелести твоей секрет
Разгадке жизни равносилен
Б. Пастернак

Как-то давно, еще в дошкольном возрасте, наблюдая разнообразие человеческих фенотипов (тогда мне еще не было знакомо это ученое слово). я задумался на тему женской красоты. Конечно, проблему я формулировал не онтологическую — откуда что берется — а просто спрашивал себя, но чаще взрослых:
— Почему женщины подводят глаза?
— Почему они красят губы?
— Почему они пудрят лицо?

Мое любопытство (на самом деле это была любознательность) обычно удовлетворяли стандартным ответом: «Потому что так красивее» (кстати, это ответ не на вопрос «почему?», а на вопрос «зачем?»). По мере взросления я стал задаваться более глубокими вопросами. Например, вы можете себе представить, как красиво было бы, если бы глаза и губы красили белым, а веснушки не затушевывали, а выделяли? Вежливые люди лишь покачивали головами. В переводе на научный язык это означало: «Не знаю».

Открытие

По роду своей работы я больше интересовался проблемами наследования личностных характеристик, и детские вопросы отошли на задний план, пока однажды не случилось открытие. Не открытие как результат кропотливого анализа и ночных бдений, а как простое открытие книжки. Книжки, посвященной исследованиям связи типов характера и типов телосложения. Там были приведены иллюстрации из работы некоего Д.Каца. Этот автор сделал фотографии девушек с пикническим телосложением (то есть полненьких, с округлыми и крупными чертами лица) и все негативы спроецировал на один отпечаток. Ту же процедуру он повторил для портретов девушек с астеническим телосложением, худеньких, с тонким строением скелета. Тем самым автор хотел выяснить, в чем состоит сходство внутри групп и в чем различие между группами. Мое же открытие состояло в том, что обобщенные портреты оказались красивее, симпатичнее любого из оригиналов.

Усредненное лицо. Тип 1
Усредненное лицо. Тип 1


Усредненное лицо. Тип 2
Усредненное лицо. Тип 2


Выходит, что среднее — оно же еще и красивое? Тогда, может быть, идеал красоты, который находится внутри нас, основан на том, что мы наблюдаем? Это навело меня на следующую мысль: глубоко в подсознании индивида, с момента рождения и до самой смерти непрерывно создается обобщенный портрет, который служит эталоном физической привлекательности, красоты. Чувствую, надо объяснить. «Глубоко в подсознании» означает, что наличие этого эталона мы не осознаем. «Обобщенный» означает, что эталон создается наложением образов друг на друга, когда происходит усиление повторяющихся черт и потеря уклоняющихся единичных — как раз по типу обобщенного фотопортрета. И наконец, я употребил выражение «физической красоты», потому что вообще «красота»— понятие более емкое, сложное.

Откуда берется эталон?

Рассмотрим младенца. С точки зрения выживаемости понятно, что если перед ним «свой», то тогда радостно обращай на себя его внимание, и получишь тепло и молоко. Если же «чужой»— затаись, замри, чтоб не увидел, или, на худой конец, издавай сигналы о помощи. Тогда, может быть, выживешь. Для этого ты как ребенок должен по крайней мере научиться хранить в сознании, точнее, в подсознании, портрет своей мамы. Как пароль. Подходит кто-нибудь, а ты его — раз, сравнил с эталоном: ага, мама — и начинаешь гулять. Подходит еще кто-то, ты его опять же сравнил с эталоном: чужой — и начинаешь плакать. Потом — снова мама, и плакать перестаешь.

У низших животных этот процесс называется импринтингом, то есть впечатыванием. Ученые говорят, что импринтинг — штука жесткая. Подходит кто-то к гнезду — цыпленок или утенок его впечатывает, запечатлевает как родное лицо, то есть включает импринтинг, — готово. Теперь ему родная мама не докажет, что она мама. Мама? А где же ты была, когда я вылупился? Дядя Вася — моя мама, а ты — непонятно кто...

Ребенок, едва глазки открыл, сам eщe ничего не умеет. Приходится всему учиться, ассоциативные связи устанавливать: «Так, мне хорошо, когда я вижу вот это лицо! А когда плохо, не вижу». И постепенно вырабатывается связь «мамино лицо — удовольствие». А за один раз ее, связь, не создашь, не впечатаешь. Если она действительно связь, пусть много раз повторится. Стало быть, гибче система. Потому что в качестве мамы может выступать и бабушка. И даже дядя Вася. И пеленочку сменит, и соску с молочком даст. Сосет ребенок молочко и чувствует: хорошо. И на бабушку смотрит. И на светлый образ мамы светлый образ бабушки лепит. А в результате получается мама-бабушка — портрет того, от чего хорошо. И даже мама-папа-бабушка!

Период «первоначального накопления» идеала продолжается, вероятно, до 4-5 месяцев после рождения. Об этом косвенно свидетельствуют исследования улыбки у детей. Улыбка, как известно, является индикатором эмоционального состояния у человека. В одной такой работе, проведенной на изучении большого количества младенцев, показали, что в возрасте от 2 до 4 месяцев улыбка возникает у ребенка при виде любого человеческого лица. Лишь на 4 — 5 месяце он начинает выделять мать среди других и после этого улыбается при виде матери и других знакомых, но не склонен улыбаться при виде незнакомых лиц. Считают, что это связано с периодом начала социализации. А что происходит с образом мамы? Он тоже социализируется, постепенно становясь эталоном привлекательности. По мере взросления этот эталон включает большее число портретов и становится еще более обобщенным.

В возрасте после полугода у детей уже есть некое представление о физической привлекательности. Когда ребятишкам возраста 6 — 8 месяцев предъявляли попарно фотографии жипцин, одна из которых была красивой, другая — нет, то все они дольше фиксировали взгляд на красивой. И чем старше в этом диапазоне были дети, тем более тонкие черты они могли различать.

Красота по-европейски
Красота по-европейски


Приятное ощущение сходства конкретного портрета с эталоном, несомненно, лежит в основе выбора брачного партнера. Как показывают многочисленные исследования, выбор в основном ассортативен (то есть предпочитается схожий партнер). Это уже следствие нашей модели эталона привлекательности: ведь изначально он есть не что иное, как усредненный образ матери и других близких родственников, а, следовательно, образ, генетически близкий самому хозяину эталона. «I want а girl, lust like а girl that married dear old dad» («Я хочу девушку, точно такую же девушку, как та, что вышла замуж за дорогого папашку») — цитировал старую американскую песенку генетик-популяционист Стивен Ванденберг в качестве эпиграфа к своему обзору этих исследований.

Модели эталона красоты

Какие выразительные получаются у обобщенных портретов глаза. Наложившиеся друг на друга изображения ресниц дают красивые темные обводы вокруг глаз. Мы видим темную, почти черную радужку. Брови средней густоты, изгибаются плавно. Кожа лица чистая. Это получилось вследствие того, что родинки, бородавки и другие неровности пропали в общей массе, разнонаправленные уклонения взаимно уравновесили друг друга. Губы четко очерченные, яркие. Черты лица плавны, уравновешенны, гармоничны. Интересно, что мышцы лица эталона выглядят расслабленными. Не заметно каких-либо напряжений — результат смазывания индивидуальных мимических особенностей. Возникает ощущение некой безмятежности лица. Есть в этом что-то от улыбки Джоконды, не правда ли?

Каков настоящий эталон?

До сих пор мы обсуждали не собственно эталон, а его аналог. Усредненный портрет групп девушек, не отличающихся индивидуальной симпатичностью. Лишь модель эталона привлекательности. Мы пока очень мало знаем о механизмах работы подсознания. Но те отрывочные факты, которые стали достоянием научной общественности (воспоминание зрительной и звуковой информации многолетней давности, тончайшее восприятие и синтезирование аудиовизуальных образов), наводят на мысль, что предполагаемый эталон может иметь цвет, быть трехмерным и даже динамичным.

Сам эталон по-видимому, не имеет пола и возраста. поскольку объединяет мужчин и женщин разных возрастов. Большинство людей - кареглазые, поэтому таков же эталон. Кожа чистая, розовая и бархатистая. Вокруг глаз, особенно ближе к внешним краям лица, — тени цвета ресниц. Губы — темно-розового цвета. Именно это пытаются воспроизвести женщины на своем лице, повинуясь смутному неосознанному ощущению красоты.

Как он, эталон, работает? В принципе, так же, как у младенца. Можно предположить, что в подсознании происходит следующее. Конкретный образ накладывается на эталон, и оценивается сумма отличий его от эталона. После чего у человека возникает эмоциональная реакция, которая тем выраженнее, чем меньше это отличие. Теоретически, при очень большом несовпадении образа и эталона, человек никаких приятных чувств не испытывает, а при полном совпадении образа и эталона он ощутит нечто, близкое к экстазу.

Красота бывает разная

Из данной гипотезы легко понять, откуда берется согласие в оценках физической красоты. Живя в одном и том же месте, мы наблюдаем одни и те же лица. Следовательно, наши эталоны будут одинаковыми или близкими, сходными. Противоположное можно наблюдать, когда встречаются представители несходных антропологических групп. Поскольку отличается исходный материал, то и отличаются созданные на его основе эталоны привлекательности. Это хорошо описано в литературе, например у Дарвина. Он приводит следующие примеры.

Из работы А Хирна: «Спросите любого североамериканского индейца, что такое красота, и он ответит: широкое плоское лицо, маленькие глаза, высокие скулы, 3 или 4 широких черных полосы на каждой щеке, низкий лоб, большой широкий подбородок, толстый крючковатый нос, желто-коричневая кожа и груди, висящие до пояса».

Паллас: «В северном Китае больше всего ценятся женщины так называемого манчжурского типа, то есть с широким лицом, высокими скулами, очень широким носом и громадными ушами».

Хёк: «Жители внутреннего Китая считают европейцев крайне безобразными за их белые лица и выдающиеся носы».

Формируясь в изолированной популяции, индивидуальные эталоны включают в себя специфический антропологический тип, в результате чего между изолятами наблюдается такое различие в суждениях о привлекательности. Однако по мере того, как представители разных рас начинают жить рядом друг с другом, их эталоны сближаются. Нынче, с развитием средств коммуникации, наше подсознание значительно пополняется новыми образами, новыми антропологическими типами. Так что сегодня китаец из Гуанчжоу вполне может разделить мнение индейца из Виннипега о красоте питерских девушек.

И опять – почему?

Можно ли представить свой настоящий эталон красоты? Вероятно, да. Имеются различные измененные состояния сознания, объединенные общим термином «транс». В них возможен будто бы прямой доступ к объектам подсознания. Трансы изучают психиатры и психологи, но говорят о них больше, к сожалению, вовсе необразованные люди. Пример транса — религиозный экстаз.

Собственно, экстаз означает сильное и приятное переживание какой-то картины при измененном состоянии сознания. Любопытны воспоминания людей, переживших это: они говорят о сияющем образе необыкновенной красоты, но не могут ничего определенного сказать ни о поле, ни о возрасте, ни об отдельных чертах этого образа. Вся «косметика» возникает чаще всего уже в процессе обсуждения увиденного.

Идея о физической привлекательности усредненного портрета имеет подтверждение в прямом эксперименте американские ученые ввели в компьютер женские портреты разной симпатичности, а потом предложили испытуемым оценить, какой из них наиболее красивый. И между конкретными портретами вставили личико, полученное усреднением остальных. На какой портрет указало подавляющее большинство? Совершенно верно, на усредненный. Ничего удивительного, на наш взгляд.

Я только сделал еще один шаг: предположил, что эталон красоты в нашем подсознании создается так же. Это простая идея дает возможность ответить на многие вопросы. Почему женщины красят глаза темным, губы — красным, а лицо вообще пудрят? Почему они, бывало, зрачки белладонной или эфедрином расширяли? Почему близорукому, когда он без очков, все красавицами кажутся? Почему подбор в брачные пары ассоциативный? Почему детишки иногда бабушку или папу мамой называют? Почему люди, видевшие «Бога», говорят о сиянии и чувстве восторга просто от его созерцания? И многие другие почему.

И. Л. ЧЕПКАСОВ, канд. биол. наук
Институт цитологии и генетики СО РАН



Следующая страница: Много странных женских имен



     • Главная   • Конфеты и букеты   • О женской красоте – научно и благоговейно  
©  Клуб HOPEFISH - ХОУПФИШ, 2012-2018     
Культура, история, искусство, общество, общение, здоровье - без спекуляций
и вольных интерпретаций. Информационный портал для интеллектуалов и эрудитов,
технарей и гуманитариев, материалистов и агностиков
Мнение редакции сайта может не совпадать с мнением авторов публикуемых материалов.
Контакты
Карта сайта