Клуб ХОУПФИШ Компасы и карты Летописи и артефакты Скрипки и свитки       
Пробирки и шестеренки Микстуры и таблетки       
Куклы и машинки Конфеты и букеты Мячи и обручи       


Скрипки и свиткиНебесный град в живописи средневековья и РенессансаТайная вечеря Леонардо да ВинчиГерои и воины. Классические японские гравюры XVIII-XIX вековПавел Федотов в кругу друзей Русский ПарнасМураново. «Дом поэтов»Музей-усадьба МурановоЕвгений Боратынский. Последний поэтФедор Тютчев. Речи, которым не суждено умеретьОбитель милосердия. Храм во имя Покрова Богородицы в Марфо-Мариинской обителиРоман Татьяны Латуковой «Ведьма в лесу»Верхнетоемские песниКакая она, роскошная деревянная лестница?Художественная кованая мебель

Павел Федотов в кругу друзей

Галерея портретов семьи Жданович

Павел Андреевич Федотов - основоположник критичеcкoгo реализма в русской живописи, мастер наблюдательный и острый. Он смеялся над пороками окружающей жизни, обличал сословные предрассудки, корыстолюбие, взяпочничество, ограниченность. B самой первой его картине «Свежий кавалер» изображен мелкий чиновник, который получил небольшую награду за службу (То есть стал «кавалером» ордена) и уверовал в свою необыкновенную значительность. В другом известном полотне — «Сватовство майора» отражен целый клубок жизненных противоречий: наследственные дворянские привилегии делают офицера желанным женихом для купеческой дочери, и ее простоватые родители стараются показать гостю «товар лицом».

В отечественной живописи до Федотова не было подобных картин, острие сатиры не покушалось на повседневную жизнь. И может показаться, что он относится к современникам свысока, осуждая их слабости и заблуждения. Однако, по воспоминаниям одного из друзей художника, его отличала «великая терпимость» и «жадность к людям» Эти чувства вдохновляли мастера он хотел способствовать исправлению нравов, совершенствованию общества и человека. Есть у Федотова стихотворение, и котором он пишет о том, что «тема» его жизни «из любви спрядена, добротой заткана и трудом скреплена», что он раздает людям добро «не в мешках золотых, а в идеях простых, на основах святых». Отношение художника к человеку наиболее ярко выразилось в его портретной творчестве.

Федотов почти не изображал людей посторонних: с его холстов и рисунков смотрят сослуживцы по лейб-гвардии Финляндскому полку, друзья, родные, хорошие знакомые. В живописи он создал особый род интимного, небольшого по размеру портрета, лишенного парадности. Да и «герои» этих произведений люди, как правило, обыкновенные.

Вся жизнь Федотова в Петербурге прошла на Васильевском острове, где располагались казармы Финляндского полка, в котором ему назначено было служить после окончания Московского кадетского корпуса Здесь на берегу Невы возвышалось здание единственной в России Академии художеств: в её вечерние классы Федотов приходил в свободное от службы время.

На Васильевском острове в разных частях отдаленных линий Федотов снимал скромные жилища, после того как решил стать художникам и оставил военную службу. Васильевский остров — район художников и студентов, моряков, служащих галерной гавани, купцов, биржевых маклеров, ремесленников, чиновников всех рангов крупных и мелких домовладельцев, сдававших квартиры внаймы. Помимо русских, здесь обитали люди самых разных национальностей немцы, поляки, итальянцы, французы, греки. По свидетельству современника, Федотов имел множество знакомых в самых разных слоях общества И среди его друзей па Васильевском были старый генерал, историк Финляндского полка А Н. Марин, большое семейство однополчанина, художника И. М Родивановского, молодые ученики Академии художеств, известный гравер Е Е. Бернардский, социалист-утопист, петрашевец А. П. Баласогло, семейство Флугов, Ждановичей и многие другие. Наверное, все они были запечатлены если не кистью, то карандашом Федотова, однако лишь часть портретов известна нам ныне. Семейная портретная галерея Ждановичей счастливым образом сохранилась. Большая ее часть хранится в Русском музее в Ленинграде.

Владея редким искусством общения с людьми разных возрастов, Федотов подружился с поручиком Павлом Ждановичем, который был младше его семью годами и много позже Федотова вступил в Финляндский полк. Вскоре в доме Ждановичей офицер-художник стал желанным гостем. Семья была большая. Ее глава, мелкопоместный черниговский дворянин Петр Жданович, переселился в столицу и заведовал департаментом в Морском министерстве У него было восемь детей. Четверо сыновей по семейной традиции учились в кадетских корпусах и затем стали офицерами. Дочери воспитывались в женских заведениях для небогатых дворянских детей. Вторая жена Ждановича, мать двух младших дочерей, Ольга Петровна, всецело отдала себя большой семье и, по словам Федотова, отказывала себе в самых безгрешных тратах. Судя по всему, жили дружно, но не слишком счастливо: многие Ждановичи умерли молодыми.

П.Федотов. Портрет Павла Ждановича
П.Федотов. Портрет Павла Ждановича

Акварелист и рисовальщик, Федотов лишь после выхода из полка — ему в то время было 28 лет – обратился к масляной живописи и для практики исполнил портреты многих своих знакомых. Ждановичей художник писал чаше других. Одним из первых он выполнил портрет Павла в мундире Финляндского полка. Приятель позировал серьезно и старательно. Но в его самоуглубленности, в больших печальных глазах Федотов, очевидно, уловил подступающую болезнь, которая несколько лет спустя унесла его из жизни.

П.Федотов. Портрет Михаила Ждановича
П.Федотов. Портрет Михаила Ждановича

Из трех других братьев Ждановичей в живописном портрете запечатлен лишь Михаил — двадцатилетний прапорщик артиллерийской гренадерской бригады. С обычным вниманием и тщательностью передал Федотов ничем не примечательный, по характерный облик юноши, вероятно, редко свободного от службы и не давшего художнику возможности для основательной характеристики.

П.Федотов. Портрет Петра Владимировича Ждановича
П.Федотов. Портрет Петра Владимировича Ждановича
Масло. 1846 — 1847.
23 x 13,2.

Один из лучшим оказался портрет старщего Ждановича. Если бы не Федотов, чиновник Морского министерства Петр Владимирович Жданович был бы, очевидно, совершенно забыт потомками. Кисти художника он обязан своей долгой жизнью.

Модели Федотова чаще всего предстают перед зрителем в привычной домашней обстановке, в окружении вещей, приоткрывающих их образ жизни, духовный мир. Пожелав быть изображенным с орденским крестом Анны на шее, смотрящий на нас доброжелaтельно, но с чувством собственного достоинства, Жданович воспринимается Федотовым прежде всего как интересный человек. Перед ним на письменном столе раскрытая книга с иллюстрациями (в то время достаточно редкими и высоко ценимыми), только что исписанная страничка, стопка тетрадей и бумаг. Статуэтка Наполеона свидетельствует об увлечении хозяина дома личностью полководца. Благородна красочная гамма портрета, оживляемая пятнами красного и белого на груди, замечательна пластика лица, построенного тонкой, но не мелочной кистью.

П.Федотов. Портрет Ольги Петровны Жданович
П. Федотов. Портрет О. П. Жданович, урожденной Чернышевой.
Масло. 1846-1847.
17.3 х 13,3.

Портрет Ольги Петровны Жданович— один из немногих, находящихся не в Русском музее: он хранится в Третьяковской галерее. Принарядившись для позирования (об этом свидетельствует кружевной чепец, такой же воротник и модная в те годы шаль с узорчатой каймой), Ольга Петровна все равно кажется нам человеком простым и скромным. Весь ее жизненный уклад ненавязчиво поясняется деталями: на столике коробка с рукоделием, на стене — акварельные портреты дочерей. Один из них, висящий слева, тоже исполнен кистью Федотова и хорошо известен.

П.Федотов. Портрет Анны Жданович
П. Федотов.
Портрет Анны Петровны Жданович.
Масло. 1848.
17,7 х 13.

П.Федотов. Портрет Александры Жданович
П. Федотов.
Портрет Александры Петровны Жданович.

П.Федотов. Портрет Елизаветы Жданович
П. Федотов.
Портрет Елизаветы Петровны Жданович.
Масло. 1846.
17,7 х 13.

Женские портреты давали больше возможностей для цветовых поисков автора, в них, как правило, более интенсивный цвет, разнообразнее его сочетания. Если застенчивую, некрасивую и добрую Александру или приветливую Анну, носившую в то время траур, художник пишет все же в сдержанной гамме, то Елизавету Жданович он изобразил в другом ключе. Подвижная, смышленая, она с отличием окончила Смольный институт благородных девиц и была приглашена в нем служить. Голубое платье, окруженное бархатной мантильей, книга в руках, чуть ироничный живой взгляд сливаются в образ оптимистичный и обаятельный.

П.Федотов. Портрет Надежды Жданович за клавесином
П. Федотов.
Портрет Hадежды Петровны Жданович за клавесином.
Масло. Около 1850.
24,5 х 19,2.

Одним из шедевров семейной галереи является портрет Нади Жданович за фортепьяно. Тринадцатилетняя девочка в институтском платьице с белым передником полуобернула к зрителю милое приветливое лицо. Гладкий фон портрета подчеркивает певучие линии контура ее рук, шеи, спины. Им как бы аккомпанируют изгибающиеся формы кресла. Светлый колорит произведения, весь его живописно-пластический cтрой олицетворяют безмятежную, прекрасную юность. Федотов писал эту девочку пе в первый раз: именно ее портрет, более ранний по времени, висел в комнате матери, Ольги Петровны.

Надежда, единственная из дочерей Ждановичей, прожила до глубокой старости. Она вышла замуж за однополчанина Федотова А. И. Вернера и до конца дней сохранила светлые воспоминания о художнике. Ей мы обязаны сбережением семейных портретов, которые уже в нашем веке она предала в Русский музей. В этом ей содействовал внучатый племянник Я. Н Жданович.

В доме Ждановичей был написан и еще один превосходный портрет – племянницы хозяйки Ольги Лемонкаль. В это время ей было всего одиннадцать лет. Одетая и завитая «по-взрослому», несмотря на детскую фигурку и личико, она многие годы воспринималась как молодая женщина, пока не отыскался архивный документ с указанием даты ее рождения. По инициативе Н.П.Жданович-Вeрнер и это произведение попало в Русский музей.

Замечательная коллекция портретов Федотова позволяет не только узнать о безвестных людях прошлого, но лишний раз оценить мастерство и самобытность живописца. Небольшие его холстики не превышают по высоте 20 — 25 см. Рассчитанное на рассмотрение с близкого расстояния, такое изображение хорошо знакомого человека могло стоять на столе или помешаться на стене уютной комнаты, как бы предполагая непосредственное и внимательное общение с ним. Позы, выражения лиц федотовских героев естественны и просты, внешний облик нисколько не приукрашен. Однако красота и благородство цветовых сочетаний, избираемых живописцем, тщательность письма, особенное внимание к разработке лица, умение Федотова по-доброму вглядеться в модели придают его портретам дружественную, поэтическую теплоту.

М. Шумова, кандидат искусствоведения

Приглашаем на сайт, посвящённый всевозможным творческим идеям в области искусства и дизайна: Формула дизайна. На сайте представлены статьи по истории искусства, культурным традициям, различным направлениям в архитектуре и культуре. Формула дизайна - это модный дизайн и античная классика, линии модерна и современные воплощения средневековой эстетики. Особое внимание уделено русским традициям и русскому национальному искусству.



Следующая страница: Русский Парнас



     • Главная   • Скрипки и свитки   • Павел Федотов в кругу друзей  
©  Клуб HOPEFISH - ХОУПФИШ, 2012-2018     
Культура, история, искусство, общество, общение, здоровье - без спекуляций
и вольных интерпретаций. Информационный портал для интеллектуалов и эрудитов,
технарей и гуманитариев, материалистов и агностиков
Мнение редакции сайта может не совпадать с мнением авторов публикуемых материалов.
Контакты
Карта сайта